November 12th, 2015

Номоконов на кадрах хроники

На могиле Тогона Санжиева передает винтовку прославленного снайпера молодому бойцу снайперского взвода

Матусовский "Друзья"

Всегда готов любой ценою
Помочь товарищу в беде…
Они сдружились на охоте
В орлином снайперском гнезде.

В дождливом месяце — апреле,
Когда холодным был привал,
Полою собственной шинели
Тунгус бурята укрывал.

Тунгус хитёр был, осторожен,
Зато горячим был бурят.
Как ножик, вынутый из ножен,
Глаза весёлые горят.

Он шёл по тропкам шагом скорым,
Он спал, не закрывая век.
О нем тунгус сказал с укором:
Весьма бедовый человек.

Меняя шаг на остановках,
В седой пороховой пыли,
На двух прославленных винтовках
Его товарищи несли.

Его зарыли под горою,
Где ельник выжженный поник,
Винтовку павшего героя
В наследство принял ученик.

В ней сохранилось два патрона,
Винтовка тёплою была,
Как будто в ней от рук Тагона
Ещё осталась часть тепла.

А где же снайпер Номоконов?
Скажите, где сейчас Семён?
Он, как всегда, ползёт по скатам,
По гнёздам снайперским своим,

Тропой, где он ходил с бурятом,
Известной только им двоим.
Он словно ястреб, не моргая,
Глядит в сырую темноту,
Опасный путь перебегая
С погасшей трубкою во рту.
И смерть фашистам в том болоте,
Когда он ходит в тишине!
И чтоб не ошибиться в счёте,
Зарубки ставит на сосне