djek4 (djek4) wrote,
djek4
djek4

Снайпер СЕАЛ на территории Ирана

Элитный снайпер Томас Колоньяр
Гил выкопал окоп для себя и занял позицию. У него была винтовка Драгунова и двадцать магазинов по десять патронов в каждом, которых, как ему казалось поначалу, должно было хватить. Но, в свете последних событий, стало ясно, что двухсот патронов маловато. У него было еще двадцать пять магазинов по тридцать патронов к «АК-47», но «АК» не давал преимуществ над неприятелем. Ему нужно постараться застрелить всех из СВД.


Прошло немного времени, и отец Шеркат прибыл на двух грузовиках, наполненных людьми. Всего человек двадцать. Большинство из них выстроили оборону вокруг попавшей в засаду колонны машин, а отец и его помощники ходили вокруг. Гил оценил движения отца, а затем переключился на остальных мужчин, высматривая снайпера.
Снайпера он заметил за кузовом второго грузовика. Тот изучал местность в мощный бинокль. За плечом висела винтовка Драгунова с пластмассовым прикладом и с оптическим прицелом, — лучшим, чем ПСО-1. Учитывая экипировку снайпера, было понятно, что попался крепкий орешек. Вполне возможно, этот же снайпер когда-то убивал конкурентов-наркоторговцев, помогая тем самым отцу Шеркат выбиться в лидеры.
Непозволительно было бы оставить в живых такого профессионала, значит, самое время открыть огонь. Снайперскую дуэль на открытой местности можно приберечь для другого случая, Гил пока не хотел честной борьбы. Он навел оптический прицел на грудь вражеского снайпера так, чтобы в сетку попадала область сердца, и нажал на курок. В то же мгновение взорвалась оставленная Гилом граната.
Снайпер дернулся от звука взрыва, и Гил попал ему в грудную клетку.
Черт! Кто-то решил потревожить заминированное тело в самый неподходящий момент.
Он снова выстрелил, задев снайпера в левое плечо, и тот завертелся. Третья пуля случайно попала в другого мужчину, который убегал от взрыва и столкнулся со снайпером, сбив его с ног и утащив за грузовик.
Гил понял: он в глубоком дерьме. Снайпер жив. Может быть, он изнывает от боли, но все еще дееспособен и, несомненно, уже занял позицию для стрельбы и целится в Гила. Американец проверил оружие, не обращая внимания на боевика, подбиравшегося к нему, искал снайпера.
Но снайпер исчез.
Минуту спустя пятнадцать бандитов — в их числе и отец Шеркат — выстроились в цепь и начали подходить к Гилу, выставив «АК-47» в его направлении, готовые открыть огонь. Если Гил пустит сейчас автоматную очередь, то убьет только пару человек, а снайпер немедленно засечет его по облаку пыли, вздымаемой винтовкой Драгунова, и пристрелит Гила.
— Похоже на плохой день в Блэк Роке , — пробормотал он, радуясь тому, что женщина находится под действием морфина, а не то бы она сразу же выдала их расположение, пусть и под угрозой собственной жизни. На мгновение он подумал, что можно воспользоваться ей как живым щитом, но это было бы смешно и низко, даже крыса, загнанная в угол, не поступит таким образом. Гил мог видеть, как неприятель занял основную позицию.
— Тайфун Главный, вы слышите? Прием?
— Вас понял, Малый.
— Тайфун Главный, внимание… — Он запнулся, подбирая, возможно, последние слова в своей жизни. — Тайфун Главный, внимание: меня окружил десяток-другой бандитов… я один против снайпера неизвестного ранга. Выйду на связь позже…если смогу выйти. Прием.
Немного тревожно прозвучал ответ.
— Малый, вы объявляете чрезвычайную ситуацию? Прием.
— Нет, Главный. Они обнаружат меня раньше, чем вы пришлете вертолет. Тайфун Главный, конец связи.
Он выключил радио и начал изучать цель через ПСО.
— Ну, где бы я спрятался на твоем месте, а, мудень?
Гил нуждался в передышке. Стрелковая цепь из пятнадцати мужчин растянулась на сто метров, и сейчас они находились на расстоянии в четыреста пятьдесят метров от окопа Гила. Если они приблизятся еще на сто метров, а Гил их еще не убьет, то самое время объявлять себя покойником. Даже если дальше прятаться в окопе, что Гил и делал, то неприятель, вооруженный «АК-47», запросто может застрелить его прямой наводкой с такой дистанции. Американец смог разглядеть отца Шеркат, который решительно вышагивал в центре фаланги, приказывая «вправо — влево». Он намеревался вернуть дочь во что бы то ни стало, даже если ему ради этого придется пожертвовать своими людьми. Он, однако, рассчитывал, что снайпер застрелит Гила раньше, чем тот их. Очевидно, это были мужественные люди, не боявшиеся смерти.
Чего Гилу не хватало в этот момент, так это модульной снайперской винтовки Remington с глушителем и каких-то двадцати мелких сверхзвуковых пуль. Вместо этого он застрял тут с поганой русской пушкой, которая только и делает, что поднимает пыль, пока он крутится в окопе, и тем самым показывает всем желающим от Тегерана до Абботтабада, где он спрятался. Стрелковая цепь приближалась, и ему приходилось все чаще фиксировать сетку оптического прицела на мужчинах.
Можно считать это подарком Бога Войны, но внезапный резкий порыв ветра взметнул песок позади него, и Гил не преминул этим воспользоваться. Развернув винтовку Драгунова и направив ее на левый конец фаланги, он отыскал там центр и выстрелил. Тут же он молниеносно вернулся в то же положение, нашел центр правой стороны фаланги и снова выстрелил, продырявив живот шедшего там неудачливого стрелка. Пыль от обоих выстрелов осела быстрее, чем ее подхватил ветер.
Встречного огня не было. Тринадцать оставшихся мужчин стали идти медленнее, отчаянно высматривая Гила на местности через прицел «АК-47». Начиналась снайперская дуэль, которой он так хотел избежать. Ему придется найти вражеского снайпера сейчас, пока движение фаланги замедлено.
Направив оптический прицел на предполагаемую зону и разделив ее на несколько квадрантов, Гил всматривался и старался обнаружить выдающий себя силуэт мужчины с винтовкой. Все равно фаланга больше заслоняла обзор вражескому снайперу, а не Гилу. Учитывая, что стрелок тяжело ранен, реагировать он будет медленнее, поэтому Гил рассчитывал на победу.
Кто-то из цепи открыл огонь, посчитав, что окоп Гила расположен на сорок пять метров ближе и левее, около небольшой низменности с камнями. Еще пятеро пустили автоматную очередь. Гил, воспользовавшись шумом стрельбы, пристрелил еще двоих мужчин с левой стороны фаланги. Центр он не трогал: они и впредь должны были загораживать обзор вражескому стрелку. Если огонь неприятеля будет достаточно плотным, облако пыли рассеется прежде, чем они поймут, что их обстреливают. Ему нужно соблюсти баланс, важный для каждого снайпера: успокоиться и сосредоточиться. Если Гил запаникует или на секунду потеряет бдительность, дуэль будет проиграна.
Одиннадцать мужчин находились теперь на расстоянии трехсот пятидесяти метров, поэтому можно было вздохнуть свободнее. Прошло тридцать секунд, и никто в него не выстрелил; но и он еще не обнаружил вражеского снайпера.
Позади рассеялись облака, и поток солнечного света осветил панораму местности перед Гилом. Теперь его заметят из-за солнечных лучей — как нельзя вовремя! У снайпера было преимущество в оптике, и он с легкостью мог отличить цвет полевой одежды американца от грунта пустыни. В то же мгновение горячая пуля вырвала кусок мяса из правого плеча Гила, прокатилась по спине и прошла через правую ягодицу, а затем, оцарапав пятку сапога, упала на землю. Следующий выстрел будет уже точно в голову.
Солнцем осветило и предполагаемое место снайпера: серебряной вспышкой сверкнул свет, отраженный линзой оптического прицела. Заметив, что противник спрятался между подножкой первой машины, Гил инстинктивно нажал на курок, стреляя сквозь фалангу бандитов в пространство между машиной.
Пуля прошла через оптический прицел неприятеля и пробила голову навылет.
Гил попал под обстрел: пули от «АК-47» сыпались рядом метеоритным дождем. Поворачивая винтовку Драгунова налево, он начал бить по боевикам, как по птичкам в тире. Свистящие рядом пули перестали его пугать, когда он ранил отца Шеркат точно в сердце. Когда последний бандит упал замертво, Гил поднялся и побежал, стреляя перед собой. Своих ран он уже он не чувствовал — только чистый адреналин в крови. Пустив очередь из Калашникова, он прикончил бандита, который еще оставался жив после ранения в грудь.
Он даже не заметил, как добежал до тела вражеского снайпера. Тот лежал на спине перед грузовиком, левая сторона его лица была прострелена.
— Да ты, оказывается, левша.
Гил его пнул, высвобождая винтовочный ремень, затем открыл затвор привычной винтовки Драгунова и вытащил завидный трофей — пулю, которая могла его сразить. Спрятав ее в карман, он запрыгнул в первый внедорожник, повернул ключ зажигания и рванул по неровной земле пустыни, чтобы забрать Шеркат.
— Тайфун Главный, это Тайфун Малый. Внимание, я ранен, сейчас направляюсь в зону эвакуации. Повторяю. Я ранен и направляюсь в зону эвакуации. Расчетное время прибытия — пятнадцать минут. Прием.
— Вас понял, Тайфун Малый. Оставайтесь на связи.
Гил слушал, как Тайфун Главный передает команду экипажу «ночных сталкеров» и ждет подтверждения эвакуации.
— Варлок, это Тайфун Главный. Внимание, будьте готовы к экстренной эвакуации. Повторяю. Вылетайте для эвакуации.
— Вас понял, Главный. Сейчас взлетаем. Расчетное время прибытия — пятнадцать минут. Прием.
— Это Тайфун Малый, — отозвался Гил. — Вас понял. Внимание, я буду за рулем черного внедорожника «Ниссан». Повторяю. Я буду за рулем черного внедорожника «Ниссан». Прием.
— Вас понял, Малый. Мы прибываем. Прием.
— Вас понял, Варлок. Увидимся, когда…
Его подрезали два бело-зеленых «Ленд Ровера» иранской полиции, мчавших с завода, где создавали радиоактивную бомбу. Гил ударил по тормозам и выпрыгнул из машины с автоматом «АК-47» за плечами. Он обстрелял первый «Ленд Ровер» с сорока пяти метров и, истратив весь магазин, убил двоих мужчин. Затем перезарядил автомат.
Второй «Ленд Ровер» затормозил, и из машины выпрыгнули двое полицейских. Прикрываясь дверями, они стали от страха стрелять в разные стороны.
Гил лег на живот и пустил по автоматной очереди из шести патронов в каждую дверь, застрелив обоих полицейских.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments