djek4 (djek4) wrote,
djek4
djek4

Category:

Самый крутой спецназер Африки, часть 2

Продолжение про Рошу если кого заинтересовало

Правда, в жизни Рошу был эпизод, когда над его головой сгустились серьезные тучи. Связано это было не с освобождением людей, а ровно наоборот - с похищением. Правда сам Рошу считал, что эта его операция была наиболее успешной за всю карьеру. В небольшой миссии в Масангуло, в 90 километрах от Вилла Кабрал, Рошу как-то углядел симпатичную африканку по имени Чечилия. Португальские женщины оставляли его равнодушными – они любили большие города и не понимали дикой и вольной жизни в буше. К тому же, замужество за профессиональным охотником (не важно, за дичью или за головами), подразумевало изрядные периоды одиночества и ожидания. С африканками дело обстояло совершенно противоположным образом. Рошу познакомился с Чечилией, и события очень быстро стали развиваться совершенно логичным путем. В итоге Рошу попросту выкрал Чечилию из миссии. Но подобные действия крайне не понравились руководству. Сначала Рошу пытались просто найти – что было не проще чем найти ветер в поле. Через полгода безуспешных попыток найти Рошу или Чечилию, епископ пожаловался губернатору. Дело дошло до властей Мозамбика. Рошу однако был фигурой чрезвычайно ценной и дело спустили на тормозах – Даниэля Франсишку Рошу и Чечилию обвенчали, превратив их союз в законный брак. Позже у них родилось 6 детей.

В 1972 году за плечами Рошу было более 10 лет борьбы с террористами. В Мозамбике он был живой легендой. ЦК ФРЕЛИМО объявил награду за голову Рошу – 100 тысяч американских долларов, сумма по тем временам невероятная. Однако никто ее получить не стремился – с точки зрения местных, гораздо безопаснее было оказаться ночью голым в буше, среди львов, гиен и леопардов, чем охотиться на Рошу. Только в 1972 году Рошу записал на свой личный счет 40 убитых бандитов. Его отряд захватил более 200 единиц оружия. В 1973 году Рошу лично уничтожил еще 30 боевиков, а «Адская колонна» изъяла у бандитов 14 станковых и 6 ручных пулеметов, 2 противопехотных пушки, 4 легких зенитных установки, два миномета, два огнемета, 32 АК-47, 50 СКС и 9 пистолетов-пулеметов.

За все время существования Coluna Infernal Рошу потерял убитыми троих человек. Последний погиб в феврале 1974 года. Произошло это во время операции по уничтожению одной из банд ФРЕЛИМО, планировавшей атаку на Вилла Кабрал. Террористы не рассчитывали захватить и удержать город – для этого они были слишком малочисленны. Нападение планировалось более как пропагандистское – молниеносная атака на резиденцию губернатора провинции, отвлекающие атаки на гарнизон и хаос в городе должны были доказать всю немощь португальской военной машины. Группа из 15 боевиков, вооруженных советским и китайским оружием должна была выдвинуться к югу от Вилла Кабрал и ждать встречи с другой бандой.

Другой бандой, к ужасу террористов, оказалась Coluna Infernal. Боевики нервничали, поскольку разведчик из банды сообщил о том, что «белый дьявол Ньясы», убивающий голыми руками находится где-то неподалеку. Террористы были настороже, но все же проморгали момент нападения Рошу – 4 бандита были мгновенно убиты, 5 сдались. Шестерым удалось бежать. Один из бойцов Рошу получил легкое ранение. После боя охотники расположились на привал, и в этот момент прозвучал выстрел. Боевик ФРЕЛИМО добил раненного бойца из группы Рошу.

Убитый был вместе с Франсишку Рошу в течение шести лет и последнее, что намеревался сделать Рошу – это спустить с рук смерть товарища. Он вызвал по радио вертолет для эвакуации погибшего, а сам в одиночку направился в буш, по следу «Фредов». По следу боевиков он шел более семи километров, полностью растворившись в буше. Наконец он вышел к месту привала ничего не подозревавших террористов. Улучив момент, он выскочил на прогалину, где сидели боевики, и открыл огонь из АК. Двое из боевиков протянули руки к своим карабинам – но остальные и этого не успели. В течение нескольких секунд, все шестеро были мертвы. Рошу кинул каждому на грудь свою визитную карточку и отправился в обратный путь.

После того, как в апреле 1974 года в Лиссабоне произошел левый военный переворот, Рошу понял, что Мозамбик обречен. Он понимал, что власть рано или поздно перейдет к тем, против кого он воевал полжизни, и решил покинуть страну. Как и многие португальские военные, он обратился с прошением о зачислении его на службу в вооруженные силы ЮАР (САДФ), и получил звание сержанта. Позже, сержант Рошу прошел отбор в южнофриканский спецназ, Recce, разведывательно-диверсионные отряды САДФ. На тот момент ему исполнился 41 год. Отбор в РДО был таков, что крепкие 25-летние парни не выдерживали и ломались (для уточнения – с 1972 по 2006 год отбор в спецназ ЮАР прошли менее 1000 человек – из 100 тысяч изъявивших желание там служить). После отборочного курса и подготовки, Рошу получил квалификацию «оперативника сил специального назначения» и был приписан к 1-му РДО. В то время португалоговорящий военнослужащий САДФ мог быть направлен только в два места – Мозамбик или Анголу.






Существовала версия, что Рошу участвовал в неудавшемся путче в Лоренсу-Маркиш осенью 1974 года, но достоверных данных об этом не имеется. Тогда левые португальцы в Мозамбике призывали к поддержке ФРЕЛИМО – в частности выступали за роспуск местных структур DGS (тайной полиции). Правые, естественно выступали против, но их мало кто слушал. Поддержка реформ привела к тому, что около 600 сотрудников DGS были арестованы по обвинениям в убийстве и пытках. Этот факт, а так же переговоры в Лусаке между властями Португалии и ФРЕЛИМО о временном правительстве, привели к тому, что 7 сентября 1974 года в столице Мозамбика вспыхнул путч. Члены Frente Independente de Converg ência Ocidental (FICO, что по португальски означает "Я остаюсь") и "Драконов смерти" (полувоенной организации состоявшей из бывших коммандос и сотрудников тайной полиции) подняли мятеж. Они захватили аэропорт и радиостанцию и начали транслировать призывы к восстанию. Мятежникам удалось освободить из тюрьмы около 100 арестованных. Мятеж поддержали также некоторые сторонники Национальной Коалиционной партии, противников ФРЕЛИМО. Последнее только укрепило ФРЕЛИМО в уверенности, что остальные черные партии являются марионетками старого режима и соседних расистских государств, ЮАР и Родезии. Равно как у ФРЕЛИМО появился прекрасный предлог вывести из переговоров всех оппонентов. Португальские части, расквартированные в Лоренсу-Маркише, мятеж подавили, но волнения продолжались еще месяц – при этом в беспорядках погибли 14 белых и 77 черных. Существует мнение, что к мятежу приложили руку спецслужбы ЮАР, но опять же достоверных данных на этот счет нет.

У ЮАР была другая головная боль помимо Мозамбика – Ангола. В Пограничную войну (так она стала позже называться) ЮАР оказалась втянута с 1966 года, когда южноафриканская полиция вступила в бой с террористами из СВАПО (националистической организации Юго-Западной Африки). СВАПО использовала территорию Южной Анголы как плацдарм для террористических вылазок. Вооруженные силы ЮАР помогали португальцам уничтожать террористов на сопредельных территориях, и постепенно, к 1974 году военная машина ЮАР оказалась втянута в вялотекущую войну.

В то время за власть в Анголе боролись три группировки – ФНЛА во главе с Роберту Холденом, УНИТА (лидер – Джонас Савимби) и МПЛА, во главе которой стоял Агоштинью Нету. Проще говоря, в стране шла гражданская война, причем союзы и ориентация были самые удивительные. ФНЛА и УНИТА были преимущественно трайбалистскими организациями, МПЛА же представляло в основном городскую интеллигенцию. ФНЛА практически открыто поддерживал Заир, к тому же Роберту как-то заигрывал с Китаем. МПЛА придерживалось социалистической ориентации, что позволяло Москве расценивать ее как возможный оплот. УНИТА же поначалу была организацией маоистского толка. В этой мутной воде естественно свою рыбку ловили и США, поддерживавшие в основном ФНЛА. После переворота в Лиссабоне, когда Португалия стала уходить из колоний, новое правительство Португалии кое-как сумело усадить за стол переговоров все три враждующих фракции. Дата провозглашения Независимости была назначена на 11 ноября 1975 года. 15 января 1975 года три группировки при участии португальцев подписали соглашение о прекращении огня (Альворские соглашения). Едва на договоре успели просохнуть чернила, как между двумя лидерами МПЛА, Агоштинью Нету и Даниэлем Чипенда разгорелась борьба за власть – в итоге Чипенду плюнул и вышел из МПЛА, прихватив с собой 2000 хорошо обученных бойцов. Но поскольку Альворские соглашения предусматривали участие только трех партий, Чипенда не мог рассчитывать на участие в политическом процессе. После того как ФАПЛА (вооруженные отряды МПЛА) 13 февраля атаковали штаб Чипенды, последний перешел под крыло ФНЛА. В феврале же представители ФНЛА вышли на контакт с южноафриканцами, попросив о военной помощи, включая артиллерию. Тем временем МПЛА начало набирать силу – в Анголу пошли тайные поставки вооружений из Москвы, в Заире разразился экономический кризис, и глава страны Мобуту Сесе-Секо свернул помощь ФНЛА, да и в самой группировке начались проблемы финансового характера. К августу 1975 года МПЛА одержала ряд побед, основательно потрепав ФНЛА и заняв большинство провинций страны.

Руководство ЮАР такое положение дел никак не устраивало. Победный марш МПЛА, вовсю заявлявшей о своей социалистической (читай – коммунистической) ориентации, в Претории расценивали примерно как приближение Апокалипсиса – антихристы-коммунисты, да еще и черные, не останавливаясь, прут к границам ЮЗА. В итоге в августе 1975 года министр обороны ЮАР Бота, после тревожных рапортов офицеров, прикомандированных к ФНЛА, подписал директиву 8/75, гласившую, что ФНЛА получает любую поддержку от САДФ для предотвращения наступления МПЛА. Офицером, назначенным за поставки вооружений, был назначен Ян Брейтенбах, человек, основавший южноафриканский спецназ. По прибытии на место, он быстро разобрался с ситуацией и предоставил свои соображения. По его мнению, только вооружать и готовить подразделения ФНЛА было бы недостаточным: необходимо чтобы САДФ взяла в свои руки обеспечение, и усилила бы формирования офицерами и сержантами.

24 сентября формирования ФНЛА и УНИТА, ставшей к тому времени союзником в борьбе против МПЛА, вторглись в Анголу. Официально же "Операция Саванна" с участием САДФ началась только 15 октября. Совместные силы наступали несколькими оперативными группами. Ударная группа «Зулу» поставила под контроль юго-западную часть Анголы. В центральной Анголе группа «Фоксбат» вышибла противника из Лиумбалы. Затем «Зулу» разбила кубинско-ангольские части в Какула и Катенге. Далее был захвачен Кубал, аэропорт Бенгела и разгромлены тренировочные лагеря кубинцев и МПЛА. Потеря Катенги в ноябре 1975 года вынудила МПЛА оставить Бенгельский фронт. «Зулу» и «Фоксбат» остановили неприятеля в районе Санта Комба, а также одержали убедительную победу в битве при Эбо. 13 ноября был захвачен Ново Редондо. В восточной части Анголы, ударная группа «Икс-рэй» (позже переименованная в «Оранж») разгромила кубинцев в Зангонго и Лусо. Также «Оранжи» захватили мост Салазар и остановили кубинское наступление на Карианго.

«Фоксбат» совместно с батальоном УНИТА и взводом бронемашин блокировали наступление кубинцев на Сила Порто. Именно на долю «Фоксбата» выпало одно из наиболее тяжелых и славных сражений той войны – битва за Мост № 14 на реке Нгиа. Одним из героев битвы стал штаб-сержант Франсишку Рошу.

При наступлении САДФ на Кибалу, «Фоксбат» и «Зулу» уперлись в реку Нгиа. Из-за дождей и разлившейся реки, единственный путь для техники лежал через небольшой, но хорошо сделанный мост. Собственно с тех позиций, на которых расположились части, мост был не виден (он располагался за холмом), и поэтому 27 ноября командующий группой «Браво» Ян Брейтенбах послал на разведку взвод под командованием сержанта Рошу. Разведчики на двух бронемашинах «Эланд» доехали до поворота дороги, ведущей к мосту. Там Рошу приказал бойцам спешиться и прикрывать его на случай непредвиденной атаки, а сам в одиночку направился инспектировать мост. Мост однако был уничтожен неприятелем и разведка Франсишку Рошу свелась к подсчетам ущерба и оценки времени для починки моста. Исследовав непосредственные окрестности моста, он направился назад, к ожидавшему его взводу. Однако ни Рошу, ни командующие группами не знали, что на холме расположились части кубинцев и ФАПЛА. Кубинско-ангольская засада пропустила Рошу, когда он направился к мосту – они решили, что за командиром последует взвод. Когда этого не случилось, кубинцы решили уничтожить Рошу, рассудив, что один убитый сержант САДФ – это лучше чем ничего. Подобное решение им дорого стоило. Рошу шел обратно от моста, когда перед ним неожиданно возник кубинец. Рошу немедленно его застрелил. По сержанту открыла огонь остальная засада. Рошу в одиночку истребил и их – в перестрелке он лично уничтожил 11 человек: 7 ангольцев и 4 кубинцев. Когда на выручку Рошу подоспел его взвод, все было кончено. Но тут по разведчикам ударили кубинские минометы, и взводу пришлось отступать.

В то время пока Рошу инспектировал мост, двое его подчиненных-ангольцев решили проверить близлежащий буш на предмет заблудившегося скота – это стало бы неплохим приварком к обеду. Они рассчитывали поймать коровенку, но вместо этого сами попали в плен к ФАПЛА. Пленных быстренько отвели в деревеньку рядом с мостом и заперли в хижине.

Тем временем, «Эланды», которые должны были прикрывать взвод Рошу, посчитали, что в этом нет необходимости, и направились в расположение «Браво». Завидев вернувшиеся бронемашины, майор Брейтенбах затребовал рапорт. Узнав, что броневики фактически бросили разведчиков, майор пришел в ярость и приказал вернуться за взводом Рошу. Однако сделать это было уже невозможно – перестрелка, начавшаяся со стычки Рошу с кубинцами, начала разворачиваться в бой. Территория между мостом и позициями «Браво» и «Фоксбата» превратилась в полигон для кубинских артиллеристов. Со стороны барбудос начала бить не только артиллерия, но и «катюши» - в ЮАР их именовали «сталинскими оргАнами». Неожиданно Брейтенбах увидел, что пропавшие разведчики возвращаются – взвод под командованием Рошу спокойно шел, казалось, не обращая внимания на разрывы снарядов поблизости. Подойдя к майору, Рошу доложил, что мост, как таковой, не пригоден для использования, а во время разведки без вести пропали двое подчиненных. Он также сообщил, мимоходом, что в ходе разведки произошла небольшая стычка с ФАПЛА, и пара вражеских солдат была уничтожена. Ночью в расположение вернулись два разведчика, считавшихся пропавшими – им удалось бежать, и они рассказали Брейтенбаху о том, как действовал Рошу в бою. Пленные подслушали разговор кубинцев о том, как «южноафриканский наемник в одиночку разделался с засадой». Кубинцы были расстроены потерей своих людей, но о сержанте отзывались с уважением. Впечатленный героизмом подчиненного, Брейтенбах представил сержанта Даниэля Франсишку Рошу к Honoris Crux – высшему военному ордену ЮАР.

Тем временем бой перерос в полномасштабное сражение. Южноафриканским артиллеристам удалось уничтожить минометную батарею кубинцев, а позже, с помощью корректировщиков, накрыть переправу ФАПЛА и кубинских частей. С обеих сторон подошли подкрепления. Рота пехоты САДФ, минометный взвод, саперный взвод и дивизион легкой артиллерии вступили в бой с кубинским пехотным батальоном, поддержанным артиллерией и реактивными установками. Боестолкновения практически не прекращались – в сражение оказались втянуты все, от спецназа до кубинских вертолетов. Все то время пока шел бой, южноафриканские саперы восстанавливали переправу. 12 декабря мост был восстановлен и части САДФ переправились на другой берег. В итоге южноафриканцы разбили силы противника, захватив при этом полевую артиллерию, минометы и реактивные установки кубинцев. С южноафриканской стороны потери составили 4 человека убитыми. Со стороны кубинцев и ФАПЛА от 450 до 800 человек, по разным источникам. Среди погибших кубинцев был командующий экспедиционными силами Рауль Диаз Аргуэльес.

После того, как операция «Саванна» была завершена, южноафриканские части покинули территорию Анголы. Вместе с ними в Юго-Западную Африку ушли и те ангольцы, кто воевал на стороне ЮАР, а также множество беженцев. Полковник Брейтенбах (получивший звание за свои действия во время «Саванны») сумел убедить командование САДФ, что из ветеранов группы «Браво» можно сформировать боеспособную часть, которая будет заниматься антитеррористическими операциями на территории Анголы. Так родилась идея создания своеобразного «иностранного легиона» вооруженных сил ЮАР – 32 батальона, позже получившего наименование «Буффало», единственной португалоговорящей войсковой части в ЮАР, единственного смешанного соединения, в котором 80% составляли чернокожие ангольцы, а 20% - белые офицеры и сержанты САДФ. В этой части позже воевали иностранные добровольцы едва ли не со всего мира – американцы, бельгийцы, евреи, новозеландцы, немцы, англичане (а после 1980 года в батальон пришло большое количество ветеранов родезийской войны). Именно этот факт дал основу слухам, что на стороне ЮАР воюет «батальон, сплошь состоящий из белых наемников». С 1975 и по 1993 год, до своего расформирования, 32-й батальон был самой грозной частью САДФ, уничтожив наибольшее число врагов и понеся наименьшее количество потерь, хотя в многочисленных историях об ангольском конфликте батальон почти полностью «уничтожали» - почему-то чаще всего «практически полное уничтожение батальона наемников» приписывают советскому или кубинскому спецназу. Хотя официально в состав САДФ батальон вошел в январе 1977 года, свою историю он ведет с 1975, когда оперативная группа «Браво» приняла участие в операции «Саванна».


После возвращения «Браво» из Анголы, Рошу продолжал служить на должности командира взвода. Когда полковник Брейтенбах принялся за формирование новой части, Рошу был одним из немногих военнослужащих, которых полковник счел нужным оставить в качестве инструкторов. Одновременно он продолжал принимать участие в операциях – хотя официально военнослужащие САДФ ушли из Анголы, неофициально там продолжал работать спецназ и отдельные подразделения. В августе 1976 года в южной Анголе, в районе Луенге, автоколонна оперативной группы «Браво» попала в засаду ФАПЛА. Нескольким машинам удалось прорваться, но 12 человек пропали без вести. 30 августа, полковник Брейтенбах приказал капитану Форстеру и его отряду вернуться на место засады и попытаться найти пропавших. Также у группы была задача взорвать мост через реку Куито, что позволило бы задержать наступление ФАПЛА на юг. В авангарде группы были сержанты Рошу, Рибейру и Сьерро. Именно они должны были уничтожить мост. Остальная группа следовала за ними с 20-минутным интервалом.

Диверсанты ехали на грузовике «Унимог», специально переделанном так, чтобы он мог выдержать взрыв мины. Но около Макунде, на северном берегу реки Окаванго, «Унимог» налетел на установленную саперами ФАПЛА противотанковую мину, усиленную дополнительными зарядами. Взрыв был таков, что тяжелый грузовик подбросило в воздух. Сьерро получил тяжелое ранение в голову, но оставался в сознании. Рошу получил множественные ранения, несколько из которых были смертельными, и был придавлен упавшим грузовиком. Уцелевшие члены диверсионной группы пытались было перевернуть грузовик, чтобы освободит Рошу, но машина была слишком тяжелой. Сержант Рибейру приказал расположить раненного Сьерро в тени и выставить боевое охранение. Сам он бегом направился навстречу основным силам – при взрыве уничтожило рацию, и сообщить о ЧП не было возможности. Когда он добежал до машин, двигавшихся ему навстречу, он немедленно поставил в известность капитана Форстера. К изумлению Рибейру, Форстер, вместо того, чтобы на полной скорости прибыть на место происшествия и помочь умирающим, приказал развернуть колонну и следовать на базу в Пика Пао, чтобы привести оттуда помощь.

Форстер рассчитывал, что в Пика Пао будет Брейтенбах – но тот убыл с разведывательной миссией выше в район Каванго. Форстер доложил о ЧП майору Хокапфелю, который немедленно связался с полковником и получил указание вызвать вертолет и эвакуировать всех с места происшествия любой ценой. Когда майору удалось вызвать вертолет, как назло, в небе появился кубинский Антонов и начал бомбить район, где лежал подбитый грузовик – по странности, ни одна бомба не попала в цель. Но из-за присутствия в воздухе вражеской авиации пилот вертолета отказался сажать свою машину у поврежденного грузовика. Вместо этого он посадил вертолет в паре километров к югу от реки и ждал пока Хокапфель и уцелевшие разведчики преодолеют заросли тростников и болота, и вернутся назад, принеся убитых и раненных.

К тому времени как Хокапфель добрался до места взрыва, Рошу уже умер. По словам тех, кто был рядом с ним в последние минуты, все время пока он находился придавленный грузовиком, Рошу не произнес ни слова. Он не стонал и не кричал, хотя боль была невыносимая. В какой-то момент он закурил сигарету, спокойно докурил ее до конца – и умер.

Дважды кавалер ордена Cruz de Guerra, кавалер ордена Honoris Crux, награжденный медалью Pro Patria (с пряжкой "За Кунене"), Южноафриканской медалью (посмертно) Даниэль Франсишку Рошу похоронен на военном кладбище в Таба Тшване (Фоортреккерхогт) вместе со своими соратниками: кавалером медалей Pro Patria (с пряжкой "За Кунене"), Южноафриканской медалью (посмертно) Сильва Сьерро (умер по прибытии в госпиталь) и кавалером медалей Pro Patria (с пряжкой "За Кунене"), Южноафриканской медалью (посмертно) Жозе Рибейро (погиб через несколько дней после взрыва "Унимога").

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments